?

Log in

No account? Create an account
Лейся песня!

June 2012

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Танцы при луне

Избранные места из интервью Татьяны Михалковой

Давайте лучше о вас. Наверное, вам очень непросто было входить в семью Михалковых. Вы какая-то другая.
— Да, мне не хватает жесткости, которая позволяет завоевывать людей и территории. <...>

— Никита, как магнит, притягивает девушек, поклонниц сумасшедших, актрис... А я не ревную. <...>

Интересно вашим взглядом любимой жены посмотреть на Никиту Сергеевича. Что с ним происходит, почему он так изменился? Ведь когда не стало Высоцкого, он единственный сказал на похоронах: умер народный артист Советского Союза. А в 86-м на съезде кинематографистов так же в одиночку защитил Бондарчука. Это же были поступки! А сейчас...
— Никита всегда был лидер. Всегда считал, что он понимает то, что нам, остальным, недоступно.
Что значит «недоступно»? Он вам говорит: молчи, женщина, я знаю лучше, чем ты?
— Может, не так грубо, но он, конечно же, авторитет. Ну, а насчет того, что изменился... Мы все меняемся, и Никита, конечно.<...>    


Но глаза Михалкова, разве вы их не видите? Они же светятся только тогда, когда он рассказывает о своем любимом кино. Почему же они такие злые, когда он говорит на другие темы?
— Я была у него на мастер-классе. Я не актриса, но просто влюблена в то, что он делает. Мы сорок лет вместе.
Но за сорок лет можно от человека и устать.
— Я влюблена в его трудоспособность. Мне очень импонирует его любовь, как гражданина, к России.
Но почему же это так напоказ? Патриотизм — интимное чувство.
— Раньше Никита был любимцем абсолютно всех, его любила вся страна — от бабушек до детишек. Я люблю его за то, что он так много сделал. Ведь какие у него фильмы! Но сейчас времена Интернета, Киркорова, Баскова, Стаса Михайлова — это другие герои. У меня ощущение, что мелкие люди отыскивают у Никиты какие-то истории и начинают его травить.
К сожалению, он сам подставляется.
— Что бы мы с вами сейчас ни говорили, останутся его фильмы. И останется Михалков. Во времена Чехова гораздо более известным был писатель Потапенко, а кто его сейчас помнит? Я ни с кем не сравниваю Никиту, зачем?
Какая же вы мудрая! И давно вы научились Никите Сергеевичу отвечать, отстаивать свое мнение?
— Отвечаю, но перед этим долго готовлюсь, учу слова. А Никита, ведь он как гипнотизер. Он держит удар и сам лезет на рожон. Он — человек борьбы. И нам в семье тоже непросто. В своей жизни мне всё приходится делать вопреки. Он никогда не поддерживал меня в работе. Но он по-другому не может. Он имеет свою гражданскую позицию. Есть вещи, которые я не могу принять, но они никогда не перевесят наш союз. Я бы не стала так отвечать на каждое обвинение, как он. Но многие боялись Никиту с его идеями, влиянием и поэтому стали организованно атаковать его.
Вам не было хотя бы иногда за Никиту Сергеевича если не стыдно, то хотя бы неловко?
— Может быть... Это бывает в каких-то наших отношениях, с детьми. Но все равно я понимаю, что это лишь мелочи по сравнению с тем, что он сделал. Конечно, я могла бы его за что-то осудить, но сейчас такое время, когда ему нелегко, поэтому я всегда буду рядом с ним, забывая про какие-то свои обиды. Знаете, он ведь не только художник, но хочет быть еще и наставником.
В том числе и для вас?
— Он иначе не может. Он живет жизнью страны, он должен иметь свое мнение. Высказывает его — и попадает под пулеметный обстрел. <...>

А как Никита Сергеевич их <детей> воспитывал, исключительно собственным примером?
— Знаете, ведь он им никак не помогал. Ни Артему, ни Ане, ни Наде. Они не работают в его системе. А я иногда мечтаю, как бы это было хорошо, ведь некоторые мужья именно так и делают. Вот, правда, только Наде повезло.
Тогда попробуйте быть объективной, если получится. Как вам «Цитадель» и игра там Надежды?
— Там было столько моментов, когда я рыдала.
Да вы что! А вам не кажется это всё искусственно, пафосно?
— Может, не совсем я принимала историю семьи, там всё очень запутано. Но когда были сцены отца и дочери, я рыдала.
Вы никогда не можете поругать фильм своего мужа?
— Могу, но только лично. Понимаете, он же такой большой корабль, облепленный ракушками. Иногда я ему говорю: Никит, давай куда-нибудь исчезнем. А куда он может исчезнуть? Ему хочется нравиться всему миру.
А как это совместить с вами, его женой? Вам недостает от Никиты Сергеевича любви, ласки? Чисто по-женски?
— По-женски? Вы знаете, я долго переживала, что мы так мало вместе были где-то на море, там, где солнечный берег, пальмы, яхты. Жизнь проходит мимо, одни только будни... <...>

Ну хоть раз был ваш муж слабым, беззащитным? Вот он пришел домой, положил вам голову на грудь, ищет у вас защиты, чуть не плачет. Может такое быть?
— Вы хотите сказать, что ему не хватает такой слабости? Что он каменный? В чем-то вы правы. Но без этой силы он бы ничего не добился. А вот смотришь иногда, как он в футбол играет с деревенскими — на полном серьезе он всегда должен победить. А если не побеждает, расстраивается.

МК

Comments